Category: юмор

Category was added automatically. Read all entries about "юмор".

apophates100

Пестрый холокост. Окончание, ч.2

Продукт жизнедеятельности этой дурной бабы - культурная, религиозная, идеологическая традиция анти(советской) системы - теперь, к несчастью, стала традицией классической. Создание ее в метаниях больного и дурного сознания называется теперь периодом духовного, культурного общественного возрождения.


Что мы под этим понимаем? Разберем по пунктам.

Духовное возрождение - это появление в больших городах СССР кружков-общин научно-творческой советской интеллигенции, экспериментирующих в области разнообразных религиозных практик.

Православное возрождение (подраздел духовного) - появление в больших городах СССР кружков-общин научно-творческой советской интеллигенции, практикующих то, что им представилось удобным и приятным считать православной религиозной практикой.

Общественное «возрождение» - массовое душевное заболевание части научно-творческой советской интеллигенции, проявившееся в форме психоза защиты ее прав (решительно не соответствующих ее обязанностям).

Со стороны это выглядит так. Наиболее наглая и агрессивная часть советской творческой и научной интеллигенции потребовала от Советской Власти резкого увеличения содержания и, в придачу, разных бонусов (прав и свобод). Аргументировать свои требования эти люди не собирались и потому предпочли брать голосом. Как не странно, в то время вполне срабатывал принцип – если представители анти(советской)системы чего-то очень громко и агрессивно требовали (прав, свобод, денег), то власти, убоявшись воплей, давали просимое - за счет честных и преданных граждан. Чем выше становилось содержание, тем сильнее была истерика, попытки же государства приостановить истерику вызывали вообще форменное беснование.

Безумная ситуация, когда агрессивные советские интеллигенты требовали от ООН, правительства США и стран Западной Европы принуждать Советское правительство УДОВЛЕТВОРЯТЬ себя, не будет казаться столь дикой если правильно понять ее. Представим что это - как истерия стервы взбесившейся от безделья. Представим себе как она жалуется в Генеральную Прокуратуру на то, что муж не ценит ее творческий потенциал, а значит, хочет жизни лишить. Их обращения вполне эквиваленты наездам этой бабы на супруга:

«Заявление заберу если купишь мне... и еще ...»
«После того что ты со мной сделал (не ценил и хотел жизни лишить) ты не смеешь ничего от меня требовать… я совершенно свободна… скажи спасибо, что я даю тебе возможность искупать вину и содержать себя.»
«А теперь встань на колени и проси прощения и громко кричи: я козел…»


Теперь о творческом возрождении.

Когда стервозная тетка, держащая под каблуком здоровенного, но безвольного содержателя, начинает пробовать себя в домашних постановках или пении куплетов - жди беды. Если должным образом не прочувствуешь и не оценишь глубину и искренность ее творчества - рискуешь огрести неприятностей. Тем не менее, придется разобрать это явление.

Во первых ниспровергая традиции и классику, анти(советские)системщики, естественно, не имели художественного вкуса: те из них кто занимался творчеством, не могли похвастаться мастерством. Потому упор в их искусстве делался не на объективную его высоту - мастерство и чувство меры, ритма и стиля - а на субъективную его искренность, смелость, многозначительность.

Что можно сказать об искусстве анти(советской)системы в общем? Оно фальшиво. А каким еще может быть творчество ненавидевших Советскую власть коммунистов и лауреатов, презиравших свой народ патриотов?

Что это значит? Фальшивая монета или ассигнация часто выглядит более подлиной и привлекательной, чем монета настоящая - потому, что ее задача именно обмануть, втереться в доверие. Но когда простак купится на нее - позолота слезет (или краска поплывет) – и данный предмет окажется решительно ни к чему не годным.6)



Сегодня, когда позолота фальшивой искренности слезла, я не могу понять, как мог я 20 лет назад исповедовать веру в то, что песни Галича, Окуджавы и Городницкого глубоки, искренни и задушевны, что спектакли Таганки и Современника революционны, что репризы Жванецкого остры и умны… Как я не чувствовал что эта духовная пища - обед из котелка, нарисованного в каморке Папы Карло? Попробую объясниться на примере анекдотов и авторской песни.


Анекдоты - книга мудрости малого народца.

У каждого народа есть свои классические притчи. Латинские крылатые слова, русские пословицы, китайские, японские, арабские мудрые изречения, в русском переводе имеющие обычно вид стихотворных строф… Притчи побуждают увидеть великое в малом, помогают через простое понять сверхсложное, через частное приблизится к абсолютному. Венец лаконичной мудрости - притчи рассказанные Спасителем - это чудесное преображение традиционных народных пословиц в абсолютную истину.

У малого народца анти(советской)системы роль притчей стали играть так называемые анекдоты. Если диавол обезьяна Бога, то анекдоты - это притчи от обезьяны или попросту чертовы притчи. Анекдоты побуждают увидеть в великом не только малое, но и мерзкое, и гнусное. Анекдоты создают круговую поруку: смеющийся вместе с глумливцами просто потому, что смешно, делается им сопричастным. Анекдотом, начиная с нового времени, назывались остроумные и назидательные эпизоды из жизни популярных исторических деятелей. Собрания анекдотов составляли некий жанр популярной истории. От классической истории они отличались тем, что в большинстве своем были вымышлены и менялись вместе с генеральной линией, заставляя великих каждый раз примером и остроумным словом подтверждать ее правоту.7)



Советские анекдоты, как и авторская песня произошли из революционной еврейской антрепризы начала века. Тут не без чертовщинки. «Я, Буба Касторский, самый лучший куплетист, пою себе налево, пою себе направо, и так, как я пою,уже никто не может петь» - гнуснейшим образом поет мерзкий субъект, а народ глазеет и смеется. («Неуловимые мстители»). Вспомним юмористов времен гибели Союза: Иванова («Вокруг смеха»), Жванецкого, Карцева, Петросяна, Стоянова, Олейникова, Хазанова… Это же персонажи Босха: люди-жабы, люди-насекомые и проч. Они бесконечны безобразны. Как мы могли им радоваться, им внимать? Ума не приложу.

Народную мудрость малого народца-анти(советской)системы создавали и распространяли существа из страшных сказок, даже не старавшиеся походить на людей. Жзнь опять подтвердила правоту махровой советской пропаганды. В юности я смеялся над бредовыми заявлениями советского агитпропа о том, что антисоветские анекдоты специально сочиняют советские отщепенцы и еще презренные космополиты, собранные за рубежом в институтах психологической войны. Мне было очевидно, что анекдоты создает народ, презирающий тупых коммуняк. И вот, пришло время крушения Союза. Помните кампанию: Бурбулис, Шахрай, Гайдар, Чубайс, Шохин, Шейнис, Черномырдин, Грачев, Руцкой, Шабдурасулов, Абдулатипов, Авен, Бойко, Рыбкин, Ельцин?.. Это же предвижное шапито! При всем ужасе творимого ими, эти существа были на редкость нелепы и смешны. Мало того, по менталитету, облику, лексике, стилю они были блестящей пародией на комиссаров первого призыва. И что же? Народ о них не создал ни одного анекдота: как отрезало, как отломилось, как пересохло...

Итак, не было никакого народного творчества: был мерзостный проект, повязавший нас круговой порукой. Глумящийся над Родиной уже продал ее в сердце своем… И, точно в наказание нам, анекдоты воплотились. Чтобы антисистемный анекдот не стал явью твоей жизни - отрывай язык рассказывающему. Сами, чертяки, признали:


Шасть ГПУ к Эзопу
И хвать его за жопу.
Мораль сей басни ясен:
Не надо больше басен.


Авторская песня


Если анекдоты были притчами, то песни Галича, Окуджавы и близких им по духу авторов стали священными гимнами малого народца анти(советской)системы. 8)

Когда я вернусь, изгиб гитары желтой я в теплую землю зарою, и комиссары в пыльных шлемах… склонятся молча …промолчи, попадешь в первачи - мы поименно вспомним всех, кто поднял руку...

Чем не гимн? Художественные достоинства этим песням можно только выдумать. Мистическую притягательность этим песням придавал ореол мужества, искренности и подвижничества их авторов, противостоявших лживому и бездушному официозу и своим негромким голосом заглушавших хвалебные хоры… Не хочу я писать подробно ни о Галиче, ни об Окуджаве, ни о Городницком и им подобных: неприятно. Я лучше напишу о мужестве, искренности и подвижничестве, а там посмотрим, имеют ли родоначальники авторской песни к ним отношение.

Я счастлив рассказать о трех русских, советских женщинах, о которых песен не сложено, которые мало кому известны…

Нина Павловна

Нина Павловна пришла в Куйбышевский военкомат Ленинграда в самом начале войны.

- Дайте мне винтовку и отправьте защищать город, я спортсмен, стреляю лучше любого солдата.
- Вам 48 лет, мы не имеем права призывать женщину в таком возрасте.
- Право защищать Родину имеет каждый! - написала Нина Павловна главному военному комиссару, и добилась своего.

Первый солдатский орден Славы Нина Павловна получила за участие в освобождении Тарту. Второй солдатский орден Славы она получила в Польше. Три пулемета уложили на землю ее батальон - несмотря на жестокий огонь, Нина Павловна хладнокровно расстреляла расчеты пулеметов.

Вот выдержка из реляции на ее награждение высшей солдатской наградой за храбрость – золотым орденом Славы первой степени:

«Несмотря на возраст (52) года она вынослива, мужественна и отважна. Во время передышек ею подготовлено 512 снайперов. В боях за Эльбинг т. Петрова истребила из снайперской винтовки 32 фашиста, доведя личный счет до 100. Достойна награждения Славой 1 ст.

В Польше в бою за высоту 14.7 Нина Павловна уничтожила 15 немцев и первая поднялась в атаку увлекая за собой бойцов, захватила в плен 3 солдат.»

Солдаты звали ее мамой Ниной. Нина Павловна Петрова погибла в бою незадолго до Победы.


Мария Ивановна

Когда у Маши Логуновой погибли братья, восемнадцатилетняя девушка сумела поступить в танковую школу. Боевое крещение водитель-механик танка Мария Логунова получила на Курской дуге. Она вела свой танк в 11 атак; в двенадцатый раз, уже на берегу Днепра, ее танк был подожжен. У Маши Логуновой, 19 лет от роду, были ампутированы ступни ног.

Маша научилась ходить на протезах, потом выучилась управлять «Виллисом» и вернувшись на фронт шофером. Мария Ивановна прошла всю войну, вышла замуж за однополчанина, вырастила сыновей.

В 1970-м она была жива.


Александра Авраамовна

Зимой 1941 года в маленький городок Ставрополь на Волге пришел эшелон с детьми, вывезенными из Ленинграда. Встречать их вышли почти все горожане; дети не могли стоять, и их разложили на носилках вдоль набережной. Скоро всех разобрали по семьям, осталось 17 детей, брать которых не захотели: жалко хоронить. Всех их взяла себе Александра Авраамовна Деревская.

А вскоре их стало больше, в ее дом приходили дети, оставшиеся сиротами, мало того, она забирала из детдомов братьев и сестер своих воспитанников. «Однажды утром мы увидели, что за калиткой стоят четыре мальчика, меньшему - не больше двух… Вы Деревские... мы, тетенька, слышали, что вы детей собираете... у нас никого нет… папка погиб, мамка умерла...

«А семья наша все росла, таким уж человеком была наша мама, если узнавала, что где-то есть одинокий больной ребенок, то не успокаивалась, пока не принесет домой. В конце 1944 узнала она, что в больнице лежит истощенный мальчик шестимесячный, вряд ли выживет. Отец погиб на фронте, мать умерла от разрыва сердца, получив похоронку. Мама принесла малыша - синего, худого, сморщенного... Дома его сразу положили в теплую печку, чтоб отогреть… Со временем Витя превратился в толстого карапуза, который не отпускал мамину юбку ни на минуту. Мы прозвали его Хвостиком...»

К концу войны у Александры Авраамовны из Ставрополя на Волге было 26 сыновей, и 16 дочерей. После войны семью переселили в украинский город Ромны, где для них был выделен большой дом и несколько гектаров сада и огорода.

На могильной плите матери-героини Александры Авраамовны Деревской - простая надпись: «Ты наша совесть, мама»… И сорок две подписи...9)


Вы спросите, как удалось ей выкормить детей? По их воспоминаниям, она располагала некоторыми накоплениями, ценными вещами: все это было потрачено на детей.
«Мама шла худая, желтая, и везла санки на которых был мешок муки... на середине Волги лед проломился. Машина утонула, но мама выбралась и спасла муку... добралась кое-как до первого жилого дома и там слегла: началось воспаление легких...»

Может быть, была она из «бывших», да и предвоенная всеобщая нищета - не совсем правда. Не думаю я, что рассказы о купленных инженерами и колхозниками танках и самолетах были ложью. Подобная ложь была бы отвратительным глумлением над голодными людьми, порождающим ненависть… Кому это было нужно?



Итак, родоначальник авторской антисоветской песни, член Союза писателей СССР, Союза кинематографистов СССР, лауреат Сталинской премии, лауреат премии КГБ при СМ СССР, популярный советский драматург и сценарист Александр Гинзбург (Галич). Он с пронзительной силой сострадал своим соплеменникам: «шесть с половиной миллионов… во имя добра и хлеба» - пел он во вгонявшем тогда в дрожь «Реквиеме по неубитым» о страшной судьбе своего народа.

Поверим, что в любви к своему народу он был искренен. Как же он проявил ее на деле? В 1941 году Александру было 23 года, ему выпал шанс послужить своему народу: он мог пойти на фронт, скорее всего, младшим офицером, и там, убивая фашистов, он бы приближал час избавления своих соплеменников. Но на фронт он не пошел - потому, что ему не позволяло здоровье. Оно было, видимо, слабее, чем у безногой девочки Маши Логуновой… А может, он был пожилой женщиной в обличье юноши? Может, ему было не 48 как Нине Петровне Павловой, а все 78 лет? Удивительно, но столь слабое здоровье и столь преклонный возраст не помешали ему пережить Победу на 32 года…

Чем же он занимался во время войны? Важными делами: он, действительно, использовал выпавший шанс и сумел выгодно поджениться. У подобных типов это здорово получалось: см. фильм «Покровские ворота»). Незнатная жена Галича сидела в Сибири, в эвакуации, когда он завладел сердцем дочери бригадного комиссара, муж которой как дурак пропал без вести - и переехал в ГЛАВПУР-овский дом.

Возможно, теперь он развернется… Молодая здоровая пара в огромной квартире… С таким состраданием к гонимому народу сколько же еврейских детей можно усыновить или, хотя бы, взять на время человеку с воспаленной совестью и огромным сердцем? Ведь шесть с половиной миллионов… скольких их детей он мог сберечь - если не от смерти, то от сиротства и голода… Скольким он помог - столько и стоит его искренность, именно такова цена его гражданскому мужеству, цена подвижничеству.


В чем же секрет успеха бардов-антисистемщиков?

Они брали особым талантом – талантом имитации. Галич был успешным драматургом и в начале и в конце сороковых, и в начале и в конце 50-х, в 1962 удостоился премии КГБ за сценарий фильма «государственный преступник» - но ведь в эти разные времена для успешности требовались совсем разные качества, совсем разные настроение и стиль…

С какой угодно сменой политических или культурных веяний настоящий имитатор всегда может сказать: «Вы хотите текстов, текстов выстраданных, написанных кровью сердца, текстов смелых и проникновенных. Их есть у меня.»

История Булата Шалвовича очень похожа на историю Галича - только в версии лайт, ровнее, мягче.

Милая и задушевная авторская песня – имитация, фальшивка. Русский человек самые сокровенные признания делает не часто и никогда - на публике. В исповедальности то же нет ничего хорошего: нормальный человек досужей публике не исповедуется.

Авторская песня замусолила, обесценила слова, описывающие самые глубокие и сокровенные переживания, чувства, которые раньше не выставлялись напоказ. Ее создатели, видимо, существа совершенно бездушные и бессовестные: не случайно инопланетянские молодые реформаторы любили Окуджаву. Любовь, верность, честь, свобода, вера, правда, победа, родина… - для них это были просто слова из перепетых куплетов.


Авторская песня оказалась той самой фальшивой монетой… Мы купились на независимость и искренность, приняли и переняли дух ее создателей и оказались в обществе всеобщей лжи и рабства.

Позолота тем временем слезла, и оказалось, что монета сделана из такой дряни, что является даже не простым, а высокотоксичным мусором...


------
6) Настоящая монета золотая, серебренная или даже медная – всегда останется ценностью, пусть устарел герб и надписи на ней – она навсегда остается или памятником или хотя бы кусочком ценного металла.

7) К примеру, в России в первой части царствования Екатерины великие люди в сборниках анекдотов издевались над фанатизмом и мракобесием и славили разум и неотъемлемые права…, в новых изданиях тех же сборников в конце ее царствования те же великие люди принялись обличать бунты и безбожие, жестокость черни, а в начале царствования Александра они же взялись за прежнее с новой силой, чтобы к концу его опять перемениться.

8) Феномен Высоцкого относится больше к театру, и о нем попробуем поговорить в будущем.

9) Яндекс находит упоминание о том, что усыновлено было 48 детей, но я остаюсь верным своему источнику – книжке «Победа в письмах и документах». М., 1970.