Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

apophates100

противоречие между традиционным Православием и господствующими нетрадиционными ориентациями

навеяно вот этим и вокруг. Цитата:

я стремился понять, исходя из того, что ИМЯРЕК был искренне верующий, мужественный и разумный (т.е. действующий, исходя из какой-то логики (разумный), но не подлой или корыстной (верующий, мужественный) ... То, что я о нём (и его) читал, заставляет меня видеть в нём именно такого человека,

При чем и зачем Христос и святые Его, если вокруг нетрадиционно-верующего книгочея кишмя кишат столь почтенные имяреки? Тут не Православное христианство, а разновидность интеллигентского гуманистического самоублажения.
apophates100

(no subject)

Л.Н.Гумилев, "Древняя Русь и Великая степь". Замечательно сформулировано отношение христиан к Римской империи: "христиане гарантировали политическую благонадежность, но категорически отвергали благонадежность идейную". Так из горстки мучеников процвела вселенская Церковь. Сейчас, к сожалению, этот принцип забыт и, по-моему, в мироощущении церковного руководства и церковных идеологов политическая и идейная благонадежность слились в одно. Таким образом и вселенская Церковь быстро обратится в горстку мучеников.
apophates100

(no subject)

К предыдущему.


Православному очевидно, что если человек ведет напряженную духовную, литургическую жизнь, прикасается благодати, то он, если не впадет в тяжкие грехи, станет благодати не чужд. Очевидно так же, что почтенные батюшки, т.с., правой ориентации духовную и литургическую жизнь ведут очень напряженную: молятся, служат, совершают таинства. И никого из них в явных тяжких грехах не обвинишь: они стараются показывать пример еще ранешнего благочестия и следования канонам.

Таким образом, эти батюшки вроде как должны быть некоторыми инструментами благодати, людьми, воплощающими в жизнь не только свои страсти, но и замысел Божий, людьми, отличающимися глубиной - глубоким пониманием, глубоким осознанием... На деле, однако, все их сообщество уже несколько раз организованно вело себя самым странным образом.

Сами они начинали кампанию протестов против того или другого явления, своим авторитетом вовлекали в нее достаточно много народа, и публично и в частных беседах заверяли, что не сложат оружия, пока не будет пресечено некоторое безобразие. Однако каждый раз на пике протестной кампании оружие складывали, вообще выходили из игры и даже начинали делать вид, что вообще никаких протестов не было, воспитывая своим примером в прихожанах умение колебаться, да что там колебаться - просто выворачиваться, следуя за некоей генеральной линией. При том генеральная линия должна человеком ощущаться, она прямо нигде не сформулирована, тем не менее, каждый ее изгиб подвигает "верных чад Церкви" вменить в яко не бывшее все, чем они жили и что думали и что чувствовали еще вчера. Даже складывается уже некоторый определитель верности или неверности "чада": способность чувствовать несформулированную генеральную линию и перестраиваться "вместе с партией", прямо на ходу. Неспособные к этому тонкому чувству воспринимаются верными в лучшем случае как профаны, а чаще всего как люди опасные, общение с которыми может повредить.

Чему же повредить? Видимо, вот этой самой способности.
apophates100

Вылезти из чайника

Борьба или там противостояние православных фундаменталистов супротив всяческих безобразий, начиная с гармаевщины и кочетковщины и кончая инененами напоминает поведение воды в электрочайнике. Гремит вода, фыркает, пытается брызгаться кипятком, кажется вот-вот всех ошпарит, и вот срабатывает реле - и чайник выключается. Вода понемногу остывает, и все становится как было.

Как сейчас помню письма к священноначалию с требованиями реакции на кочетковские безчинства: подписывали их все именитые московские настоятели и храмов, и монастырей самых авторитетных. Однако раздался щелчок - и все вернулось к прежнему состоянию. Настоятели на тех же местах, и Кочетков процветает - потому что никакого принципиального суждения о нем не вынесено, только частное. И по остальным пунктам то же самое. Видимо, для того, чтобы чего-то добиться честным отцам, нужно сначала вылезти из чайника. Чайник этот не столько внешний, сколько внутренний.
apophates100

"Русский либерал" как религиозный тип

via http://timt.livejournal.com/149084.html

Да. Церкви, водимой Духом Святым, иноверцы-прихожане - и тем паче клирики - нестерпимы. Свято место пусто не бывает, потому именно религия исподволь меняется во всех толерантных к "либерализму" деноминациях.
apophates100

(no subject)

К затянувшемуся спору о том, чтО ближе сердцу православного русского человека: американский доллар с благочестивой надписью "ин Гад ви траст" и Всевидящим оком (эмблемой вполне привычной для православного глаза и до сих пор распространенной в декоре русских храмов эпохи классицизма), или советский рубль, с его "пролетарии всех стран соединяйтесь", серпом и молотом.


Как известно, германские военспецы атлантистской ориентации многократно, начиная с середины 1930-х, готовились устранить Гитлера, но откладывали эту затею, видимо, получавше каждый раз от кого надо инструкции. Устранение Гитлера, всегда стояло в повестке дня и, рано или поздно, должно было состояться. Ясно дело, что пришедшая к власти новая демократическая германская хунта становилась союзницей прогресивного человечества в борьбе против последней тоталитарной империи.

С ген. Власовым работали именно эти спецы: это был их проект, и готовился он именно на случай всеобщей западной интервенции в СССР. Власовцы готовились не как вспомогательные войска, а как костяк туземной оккупационной администрации и ее вооруженная сила. Именно поэтому под крышей русских вооруженных сил, формировавшихся германцами, объединялось необъединимое. Добропорядочный монархист Краснов с православными казаками мирно соседствовал с троцкистом Вольпе, ратовавшим за возрождение ленинских норм, и далее по реестру убеждений и лозунгов. Власовцы не понадобились просто потому, что проект провалился, и вовсе не по собственной вине. Свою роль они отыграли иным образом: американцы сдали их Сталину небесплатно, то есть по своему нехорошему обыкновению продали то, что не покупали. Еще бОльшую службу власовцы сослужили уже после своей продажи, когда организации, состоящей на иждивении у тех, кто их продал, начали генерировать предание - предание об их "крестном пути" и о том, что для совецких военных есть некий третий путь - бороться в союзе с противником за освобождение и возрождение Родины. В условиях, когда огромные советские группировки находились в Германии и Австрии и конфликт мог вот-вот вспыхнуть, подобные мысли, подкинутые по радио или как-нибудь ещё советским военным, дорогого стоили. Видя, как сокрушаются по судьбе власовцев проамериканские русские зарубежные структуры, потенциальные новые власовы вполне могли понимать эту кампанию как покаяние, признание ошибки и уверение в том, что подобное больше не повторится. Дешево и сердито. Власовцев, считай, продали во второй раз.

Важно помнить, что после войны, когда Советский Союз, видимо, окончательно отвязался, идеологическая война против него велась одновременно и справа, и слева. Еще в гитлеровской Германии одновременно вещали на СССР и "подлинные марксисты-ленинцы", и "православные монархисты". Всего 20 лет назад "Голос Америки" мог в течение одного дня скорбеть по расправе и над ленинской гвардией, и по убиенным новомученикам. Интересно, что возвращением к ленинским нормам совков заманивали свои же коммунисты (видно, из учеников недобитых троцкистов, вроде Яковлева, ставшего офиц. идеологом после стажировки в штатах). Смелости им придавала как моральная поддержка лучших людей Запада, разглядевших ужас сталинизма, так, скорее всего, и вполне ощутимая тайная поддержка оттуда же. А вот правую сторону полностью предоставили эмигрантам. Какими же там все сплошь сделались православными и монархистами! И новый эпос возник: общее ощущение от эмигрантских белогвардейских мемуаров довоенной поры - безнадёга; после войны появляется драйв. Дурить предстояло не тех русских, которые помнили Первую мировую и гражданскую, а советскую молодежь, воспитанную на исключительном идеализме...
apophates100

Памяти отца Иоанна (Крестьянкина)

Отец Иоанн был не здешним – он был монахом и священником ранешних великих времен. Что это значит? То, что он, подобно и нашим дедам и прадедам, бабкам и прабабкам, во первых, СЛУЖИЛ, а уж потом все остальное…

Он из тех, кто служил на великой войне, победоносной, но невыразимо тяжкой. Это была война русского народа, обреченного на гибель в феврале 1917, но в великом противостоянии с остальным миром спасшего себя и Россию. В проклятом феврале 1917 г. мiр - тот мiр, которым правит мiродержец века сего - обрушился на Россию. Как будто материковые плиты вновь пришли в движение, стремясь раздавить наше Отечество, сжимая его страшным огненным кольцом. Наша Родина, заливаемая раскаленным камнем, исторгающимся из огнедышащих гор, должна была выдержать удары невиданной силы.

Русские люди, которым выпало жить в эту эпоху, пережили вместе со своей страной немыслимое, нечеловеческое напряжение. Выдержав его, они не погибли, но изменились: они стяжали великую силу, они получили дар служения и исповедничества. Они вырастили нас и, наверное, слишком нас баловали: мы ни на исповедничество, ни на бескорыстное служение не способны. Нас пугает кратковременная смена привычной обстановки, отключение света, потеря дохода... А у них вообще не было собственности: они даже сами себе не принадлежали, все, от рядового до Главнокомандующего.

И Господь дал им Победу. Страшное давление даже хрупкий графит превращает в победительный алмаз. Души многих и многих русских людей, стяжавших ту великую Победу, воинским ли, церковным ли, крестьянским или просто материнским подвигом, чистотой и твердостью своей подобны алмазам. Вот они-то и были главным сокровищем нашей страны, сокровищем, делавшим нашу страну самой великой и непобедимой. Мы этого не понимали, и даже теперь, когда уходят последние из них, тоже не понимаем. Монахи, воины, генеральные конструкторы, ссыльнопоселенцы, дипломаты, композиторы, учителя, просто крестьянки той великой эпохи больше не вернутся к нам.

Их внуки – дети подлого времени - пытаются рационально и эффективно использовать, а попросту продавать праведные имена знаменитейших из них.

Не выйдет!

Они – Победители - уходят от нас, побежденных, продавших или проспавших их Победу. Вечная память о них будет вечным позором для нас, до тех пор, пока мы их Победу не вернем.
apophates100

Памяти великой эпохи

Все, кто хотел высказаться об о. Иоанне (Крестьянкине), это сделали. Самый лихой некролог получился у hgr. Он пишет об о. Иоанне как об исповеднике сергианства и поставщике духовного комфорта для советских интеллигентов, осознавших себя православными. Насчет того, что духовный комфорт превратился не просто в ходовой товар, а уже в нечто неотъемлемое от состояния "воцерковленности", он совершенно прав. Однако именно этого самого духовного комфорта меня, к примеру, о. Иоанн когда-то лишил.


Лет двадцать назад я пребывал в восторге от открывавшихся предо мной перспектив служения в священном сане, да еще и на ответственной и интересной должности, да еще и счастья в личной жизни. Но так вышло, что тщательное исполнение благословений духовника привело меня к первой в жизни настоящей катастрофе. Духовник – достойный и добрый батюшка, ныне весьма сановитый и знаменитый - просто не подумал, как все может получиться. Он просто не нашел времени объяснить мне, что мои подвиги, переживания и ощущения, кажущиеся мне высокодуховными, таковыми не являются и до добра не доведут. За это я на него, и вообще на всех монахов и священников, страшно обиделся. Я стал невиннопострадавшим от духовниковской безответственности.

Окружавшие меня – от моего начальства (церковного) до друзей-приятелей - своим сочувствием поддерживали меня в этом блаженном состоянии. Оказавшись в то время в Печорах, я кратенько, на ходу у трапезной, изложил о Иоанну свое горе и попросил молитв. Через несколько дней он послал за мной и пригласил в келью побеседовать. Он говорил три часа и за это время очень просто и мудро доказал мне, что мои несчастья плод моей духовной нетрезвости и нетрезвенности, что посредством моих обидчиков Господь пытается заставить меня образумиться, потому, что иначе "случится со мной чего хуже". Как же мне было обидно и горько расставаться с венцом "невиннопострадавшести". Во мне так и кипело возмущение, но о.Иоанн говорил не только с силой, но и с любовью. Силе легче противиться, чем любви.

В результате этой беседы я решительно изменил свою жизнь, признав за правило не обольщаться, во первых, в отношении себя, а затем и ближних. Я понял, что лучше быть кем угодно, чем никудышным священником или монахом. Я стал таким, какой я есмь теперь, исключительно далекий от духовно комфортабельного восприятия самого себя и происходящего вокруг… Спасибо отцу Иоанну.


Теперь об отце Иоанне как об исповеднике сергианства. hgr, видимо, так ругается, а я не вижу в этом ничего постыдного. После революции духовенство очутилось примерно в той же ситуации, как и я перед встречей с о. Иоанном. Оно само себе нравилось, наслаждалось ощущением собственного величия (поместный собор 1917-18 гг.) оно хотело как лучше и было уверено, что все делало правильно… Получилось что-то чудовищное.

Встал выбор: либо продолжать восхищаться собой, теперь уже своим невинностраданием, и обидеться на неправильный и темный народ, на немецких шпионов, на союзников-предателей и вообще много на что, либо взглянуть на себя трезво, не жаловаться и исполнять свой долг. Меня о.Иоанн научил именно последнему подходу к моим бедам. Думаю, что он и сам исповедовал это, если хотите "сергианство", как и Патриарх Пимен и другие отцы того круга... С уходом последних исповедников такого сергианства не остается людей, способных исповедовать что-либо, кроме яростного желания урвать побольше власти, чести, статуса и просто бабла.

У нас была великая эпоха, она не вернется; вечная память ее исповедникам!